Сайт ochevidets.ru может содержать контент, запрещенный к просмотру лицам не достигшим 18 лет.
Наверх
!!! ЗНАКОМСТВА !!!
Закрыть
Личный кабинет:
Логин:
Пароль:

Войти через

Войти через ВКонтакте   

Войти через Facebook
 запомнить
регистрация забыли пароль?
   

Как сейчас вижу их глаза: глаза у них были серые, но такие спокойные, мне показалось, про себя они уже все решили.

Это отрывок из интервью, которое я взял в 2013 году за год до кончины однополчанина отца- ветерана 161 УРа, помощника начальника штаба по разведке: Кузнецова Евгения Васильевича. На тот момент ему исполнился 91 год. Полностью можно прочитать здесь. Рисунок из фронтового блокнота отца.


Я видел власовцев только один раз, и мне даже было предложено расстрелять двух из них. Я отказался. Я мало кому рассказывал об этом.

Эта встреча произошла во время летнего наступления в Беларуси, которое было спланировано таким образом: мы оставались в районе деревни Медведь на своих позициях, а наступавшие войска подходили скрытно, неожиданно для немцев, "перекатом". Мы, оставаясь на месте, вели обстрел позиций немцев, подавляя их огневые позиции и расчищая путь подходящим войскам для нового наступления. Очень тяжело было смотреть, как немцы вели прицельный огонь по нашим наступавшим солдатам. У них были даже танки. Тогда много убитых осталось лежать на поле.

Пошла первая волна, немцы отступали, а наши их преследовали. Мы свернули свою оборону, построились в колонну, как положено (машин у нас не было, основная сила была на лошадях, обозы и т.д.), и пошли по дороге, по которой уже прошли наши стрелковые дивизионные части. И вдруг взрыв – взорвалась противотанковая мина на дороге. Было лето, и погода была сухая. В Беларуси кроме болот еще песок проступал, поэтому мины закопать там ничего не стоило. Полетели две лошади, запряженные в повозку, два ездовых и отличная радиостанция, которую мы только что получили. Мы сразу остановили движение и стали обследовать дорогу миноискателями. Но нельзя же все время идти с миноискателями?! Вдруг видим: навстречу к нам идут двое во власовской форме. Один был в камуфляже и беретке, другой, по-моему, без беретки и без оружия. Они шли добровольно сдаваться в плен. Что с ними делать? Надо было их отправлять в штаб УРа. А где он? Бог его знает, фронт был в движении, шло наступление. Рядом было поле вспаханное, а на нем лежали бороны. Наш командир дал команду впрячь за веревки в бороны этих двух власовцев, а им – идти впереди нас и боронить дорогу от мин (выковыривать мины из дороги). Прошли километр, все в порядке, ничего нет. Чтобы двигаться быстрее, убрали эти бороны, а власовцев повели под охраной в колонне. Прошли еще метров пятьсот-семьсот, и вдруг в самом конце колонны раздался еще один взрыв противотанковой мины. Последним ехал очень хитрый человек, по фамилии Левин, он был начальником тыла, то есть заместителем командира по хозяйству. Он решил, что он на своем коне топает последним. Прошла пехота, артиллерия, прошел обоз, все прошли. Вроде, больше опасаться нечего. И он поехал последним. И что ты думаешь? Раздался взрыв, ему оторвало обе ноги, как он сидел на лошади, так бабах, отлетели обе ноги, лошадь в клочья (это противотанковая мина, 5 килограмм тола). Тут наш командир взбесился и накинулся с криками на власовцев: «Ах, подлецы, это вы все сделали!». Поскольку я был рядом, он мне приказал: «Евгений, расстреляй их!». На что я ответил: «Не буду я их расстреливать». Он: «Как так? Приказ не выполняешь?». А ведь во время войны невыполнения приказа командира в боевой обстановке каралось вплоть до расстрела. А тут как раз Кунаев был, наш третий москвич, с кем мы после войны всегда встречались. Он ему: «Кунаев, расстрелять их!». Кунев им: «Шагом марш в кусты!». И думаете, что они там крикнули?! «Да здравствует Родина, да здравствует товарищ Сталин!». И получили: бах, бах, и власовцев нет больше.


Почему я так к ним отнесся? Поскольку в мои обязанности разведчика входил допрос всех, кто к нам попадался, с целью узнать, что есть для нас полезного в обороне противника, что мы сможем использовать и т. д., этих двух власовцев я тоже допрашивал. Видели бы Вы, как они смотрели на меня в этот момент! Как сейчас вижу их глаза: глаза у них были серые, но такие спокойные, мне показалось, про себя они уже все решили. Рассказали они мне то, что по своим никогда не стреляли, а если стрелять приходилось, стреляли только в воздух, и всегда думали о переходе к своим. А как попали? Очень просто – в начале войны наша армия потеряла очень большое количество солдат пленными. Если попало в плен 1000 человек, разве каждый из них обязательно должен был застрелиться?! Многие для себя решали, что запишутся к вербовщикам, которые среди пленных работают, а потом перебегут к своим. Вот у них какие были мысли. И эти тоже так для себя решили, но им не повезло. Если бы не эти две мины, даже одна, они остались бы живы, а так вот судьба их решилась. Но я им поверил, я им поверил. Хотя у некоторых это вызывает удивление. Но их глаза, глаза такие спокойные, глаза не бегающие, они не лгут ничего. Тем более, когда они крикнули: «Да здравствует Родина, да здравствует товарищ Сталин!», – тут ни у кого сомнений не осталось. Надо сказать, что до конца войны, меня командир ни разу, ни разу не попрекнул, что я не выполнил тогда его приказа. Никогда упрека в мой адрес не было. Вот такая история с власовцами у меня была. 

 

 

 


просмотров: 1316 / автор: VAD-67 / 05.02.2018 / Добавить в избранное
+42.75   0 комментариев | Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи